Главная
RUS  ENG
Поиск:
 
13.01.05 12:02

СРЕДНЕАЗИАТСКИЙ ГАЗ: КТО СЫТ, КТО ЦЕЛ

ФАРХАД АХМЕДОВ СЧИТАЕТ, ЧТО РОССИИ НАДО ПОДЕЛИТЬСЯ С ТУРКМЕНИСТАНОМ, КАЗАХСТАНОМ И УЗБЕКИСТАНОМ ЧАСТЬЮ СВОИХ ЕВРОПЕЙСКИХ РЫНКОВ

Долгосрочный учет в балансе ОАО «Газпром» среднеазиатского газа оправдан лишь при условии обязательной масштабной разработки собственных газовых ресурсов силами всех российских нефтегазодобывающих компаний.

Предоставив Туркменистану, Узбекистану и Казахстану на каждый период времени оправданный энергетической безопасностью России «льготный» режим экспорта газа в Европу и создав тем самым «среднеазиатскую газовую паузу», «Газпром» мог бы освободившиеся силы и средства бросить на освоение новых рынков сбыта, не опасаясь какой-либо конкуренции со своими постсоветскими соседями.

Потери «здесь» возместились бы прибылью «там», а «волки и овцы были бы и целы, и сыты», не поменявшись, не дай Бог, местами.

Сегодня совершенно очевидно, что наращивание поставок среднеазиатского газа в Россию, в том числе для перепродажи в Европе, - это стратегический приоритет ОАО «Газпром». Об этом недвусмысленно свидетельствуют мнения высших руководителей монополии.

Основу закладывает Александр Рязанов: «Для «Газпрома» экономически выгоднее и целесообразнее экспортировать среднеазиатский газ, чем российский. Ведь все зависит от того, кто контролирует экспортный рынок, а он остается за «Газэкспортом». Среднеазиатский газ не облагается акцизом. Доходность на нем гораздо выше».

«Единая система газоснабжения Советского Союза строилась под два сырьевых источника: месторождения Западной Сибири и республик Центральной Азии - Туркмении, Узбекистана, Казахстана. В прошедшем году мы завершили довольно сложную подготовительную работу по оптимизации нашего экспортного портфеля за счет привлечения среднеазиатского газа, в результате которой было заключено 25-летнее соглашение с Туркменией о закупках до 70-80 млрд. кубометров газа в год, подписаны контракты с Узбекистаном и Казахстаном. Таким образом, мы получаем возможность загрузить центральноазиатское экспортное направление», - дополняет коллегу Юрий Комаров.

Разумеется, в «Газпроме» существуют расчеты, показывающие, что капиталовложения компании в реализацию ямальской программы принесут гораздо меньше прибыли, чем торговые схемы по замещению российского газа среднеазиатским на выходе из магистрали в Европе.

Среднеазиатский приоритет

После реконструкции магистрали Средняя Азия -- Центр (САЦ) «Газпром» намерен довести импорт среднеазиатского газа в РФ, в том числе с целью поставок на западные рынки, до 100 млрд. кубометров в год.

Как полагает в этой связи Валерий Гулев, генеральный директор «Зарубежнефтегаза» (компания является оператором зарубежных проектов «Газпрома» и участвует в реконструкции САЦ), «Газпром» намерен закупать, в частности, в Туркменистане до 80 млрд. кубометров газа в год, в Узбекистане - до 10 млрд. кубометров, в Казахстане - до 7 млрд. кубометров. Проект реконструкции САЦ предусматривает увеличение пропускной способности газопровода в 2,2 раза - с 45 млрд. кубометров до 100 млрд. кубометров в год. «Это потребует строительства новой ветки и реконструкции всей инфраструктуры трубопровода», - оценивает ситуацию Валерий Гулев. При этом стоимость проекта составляет около 2 млрд. долл. США.

Даже если учесть затраты, которые «Газпрому» придется произвести на реализацию ряда газодобывающих проектов в Средней Азии, общая сумма инвестиций, необходимых для реализации среднеазиатской стратегии компании, окажется много меньше затрат на реализацию как ямальской программы (69,7 млрд. долл.), так и программы освоения ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока (около 30-35 млрд. долл.). И если конкретные действия «Газпрома» как на Ямале, так и в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке пока ограничиваются заявлениями и декларациями о намерениях, то среднеазиатское направление - это сфера реальных и быстро продвигающихся дел. За последние два года ОАО «Газпром» заметно расширило свое присутствие в Средней Азии.

Туркменистан и Узбекистан

Как известно, в апреле 2003 года в ходе официального визита президента Туркменистана Сапармурата Ниязова в Россию было подписано долгосрочное соглашение между РФ и Туркменистаном о сотрудничестве в топливно-энергетическом комплексе. Уполномоченными организациями по исполнению соглашения определены газовые монополии двух стран - ОАО «Газпром» и ГТК «Туркменнефтегаз». Срок действия соглашения намечен до 31 декабря 2028 года. Соглашение вступило в силу 1 января 2004 года, и «Газпром» в том же месяце приступил к работе по реконструкции САЦ. Компания намерена к 2006 году увеличить пропускную способность магистрали до 56 млрд. кубометров газа в год против нынешних 45 млрд. кубометров. К 2007 году предполагается ввести в строй новую нитку газопровода мощностью 15-20 млрд. кубометров газа в год.

Уже к 2009 году, согласно соглашению с «Туркменнефтегазом», объем поставок туркменского газа в РФ должен составить около 80 млрд. кубометров. В 2004 году «Газпром» закупит 5-6 млрд. кубометров (На самом деле закуплено 4,5 млрд. кубометров – прим. Turkmenistan.Ru). А к 2007 году закупки предполагается увеличить более чем в 10 раз. Такой рост объясняется тем, что к этому сроку истекает действие пятилетнего контракта на поставки туркменского газа Украине. И «Газпром» хочет воспользоваться данным обстоятельством с тем, чтобы газ из Туркменистана поступал в Украину только через него.

В ходе апрельского визита Алексея Миллера, Александра Рязанова, Юрия Комарова и генерального директора «Газэкспорта» Александра Медведева в Ашхабад глава Туркменистана Сапармурат Ниязов выразил согласие с тем, что именно «Газпром» должен контролировать поставки туркменского газа на экспорт. Туркменский лидер также согласился с тем, что «Газпром» будет участвовать в разработке нефтегазовых месторождений на туркменском шельфе Каспия, прогнозные запасы которого оцениваются в 6 млрд. тонн нефти и 2 трлн. кубометров газа. Это еще раз свидетельствует об усилении позиций «Газпрома» в Средней Азии.

Одновременно с выстраиванием отношений с наиболее богатым углеводородами Туркменистаном «Газпром» расширяет свое присутствие в транзитных среднеазиатских государствах, которые к тому же и сами имеют существенные запасы газа.

В декабре 2002 года «Газпром» подписал с Национальной холдинговой компанией Узбекистана «Узбекнефтегаз» соглашение о стратегическом сотрудничестве в газовой отрасли. Соглашение, в частности, предусматривает, долгосрочные поставки узбекского газа на период 2003-2012 годов. В соответствии с соглашением, в 2003 году в Россию уже было поставлено 3 млрд. кубометров газа. На 2004 год запланированный объем поставок составляет 7,7 млрд. кубометров, а с 2005 года объем ежегодных поставок достигнет уже 10 млрд. кубометров. При этом весь поставляемый Узбекистаном газ поступает в портфель «Газэкспорта» для продажи на европейском рынке. Текущая цена закупок у узбекской стороны составляет 40 долл. за 1000 кубометров.

Помимо этого, согласно соглашению с «Узбекнефтегазом», «Зарубежнефтегаз» ведет обследование газотранспортной системы Узбекистана и исполняет контракты на поставку оборудования для газовой отрасли республики. В 2004 году «Газпром» и «Узбекнефтегаз» приступили к проведению геологоразведочных работ на месторождениях Устюртского региона. В соответствии с договоренностью с кабинетом министров Узбекистана, освоение месторождений проводится на условиях соглашений о разделе продукции. Первое из них, сроком на 15 лет, по добыче газа на месторождении Шахпахты подписано весной 2004 года и предполагает раздел продукции на паритетных началах. «Газпром» уже приступил к добыче газа на Шахпахты в августе текущего года.

Сотрудничество «Газпрома» с Узбекистаном в газовой сфере венчает получение статуса оператора по транзиту газа через территорию этой страны, что дало российской компании рычаг дополнительного контроля над транспортировкой туркменского газа.

Сложности в Казахстане

Несколько сложнее обстоят дела «Газпрома» в Казахстане. В мае 2002 года Россия подписала межправительственное соглашение с Казахстаном об окончательном согласовании позиций сторон по статусу Каспия, а также о взаимодействии в газовой сфере, в том числе, о существенном увеличении экспорта казахстанского газа через российскую территорию. В том же году «Газпром» и национальная компания Казахстана «КазМунайГаз» создали на паритетных началах совместное предприятие «КазРосГаз», которое и должно осуществлять идею о поставках казахстанского газа на экспорт в ближнее и дальнее зарубежье.

Первоначально задуманная схема деятельности СП проста. Предприятие ежегодно должно направлять 5 млрд. кубометров казахстанского природного газа с Карачаганакского, Тенгизского и Толкинского месторождений газа для очистки на ГПЗ дочернего предприятия «Газпрома» ООО «Оренбурггазпром». Предполагается, что из них 2 млрд. кубометров должно возвращаться в Казахстан для реализации местным потребителям, а оставшиеся 3 млрд. кубометров передаваться «Газэкспорту» для реализации на рынках дальнего зарубежья.

Однако к настоящему времени между партнерами по «КазРосГазу» возникли противоречия. Казахстанская сторона хочет исключить из схемы «Оренбурггазпром», построив в рамках третьей фазы развития Карачаганакского проекта собственный ГПЗ, и настаивает на том, чтобы «Газпром» обеспечил прямой доступ казахстанского газа на рынки Украины и Европейского сообщества при соответствующей оплате Казахстаном транзитных услуг.

В «Газпроме» же полагают, что монополия, как она это делает применительно к туркменскому и узбекскому газу, будет скупать газ у Казахстана как торговый посредник, а затем реализовывать по собственному усмотрению. «Мы надеемся заключить с Казахстаном долгосрочный контракт на 7 млрд. кубометров газа в год, - заявил Александр Рязанов. - Правильнее было бы вообще скупать весь газ с Карачаганакского и Тенгизского месторождений и экспортировать». Но в Казахстане с посреднической ролью «Газпрома» категорически не согласны. Министр энергетики и природных ресурсов республики Владимир Школьник прямо говорит: «Россия должна поделиться рынками, которые контролируются ею». По словам министра, в обмен на такой дележ «Казахстан готов даже вложить 2 млрд. долл. США в реконструкцию казахстанского участка САЦ, с тем чтобы «Газпром» не испытывал затруднений в прокачке по его территории туркменского газа».

Зыбкий фундамент

Итак, именно среднеазиатский газ избран «Газпромом» как средство пополнения баланса газа компании. Но дело в том, что этот путь, соответствуя коммерческим интересам «Газпрома», может таить в себе угрозы и для энергетической безопасности России, и для развития российского газового сектора, поскольку фундамент среднеазиатской стратегии представляется весьма зыбким.

Стратегия основана лишь на том, что других маршрутов экспорта каспийского газа, за исключением российских магистралей, нет. На этом основании «Газпром» рассчитывает удержать роль торгового посредника при перепродажах среднеазиатского газа на рынки ближнего и дальнего зарубежья. Но пример развития отношений компании с Казахстаном уже показал, что удержать таковую роль будет сложно. И нет сомнений в том, что аналогичная ситуация сложится и с Туркменистаном, и с Узбекистаном. Собственно говоря, события уже развиваются именно в этом направлении.

Потом нельзя забывать о том, что выход на европейский рынок газа - это общая и основная стратегическая установка всех каспийских государств - обладателей газовых запасов. Данная установка объясняется тем, что именно экспорт газа составлял основу сформированной в советские времена экономики этих государств. С распадом СССР каспийские страны-республики б. СССР лишились возможности экспортировать энергоносители, что послужило основной причиной резкого спада в их экономике.

Ошибочная ставка

Среднеазиатская ставка «Газпрома» в отсутствии усилий по масштабному наращиванию собственной добычи не только не надежна, но и ошибочна. Нельзя рассчитывать на то, что Россия останется единственной территорией для транзитных поставок каспийского газа на экспорт. Нельзя недооценивать присутствие мощного политического компонента, связанного с «национальными интересами» на Каспии США, в первую очередь, и Евросоюза, во вторую.

И США, и Евросоюз, и Туркменистан, и Казахстан, и Узбекистан, и Азербайджан едины в том, что необходимо придерживаться стратегии многовариантности маршрутов экспорта каспийских углеводородов, которые обеспечили бы их поставки на мировые рынки, прежде всего, в обход России.

На сегодня существует три основных альтернативных российским газопроводам проектных маршрута экспорта среднеазиатского газа: транскаспийский газопровод (ТКГП) - по дну Каспийского моря через Азербайджан и Грузию в Турцию, афганский маршрут (Довлетабад-Кандагар-Мултан), а также известный проект БТЭ, с реализацией которого работающие в Азербайджане западные компании особых проблем не испытывают.

Все три проекта в рамках противостояния с Россией на Каспии поддерживаются Евросоюзом и Соединенными Штатами. А специалисты из EIA уже оценили стоимость проекта ТКГП в 2,5-3 млрд. долл., афганского маршрута - в 1,8 млрд. долл. И кто может поручиться за то, что Америка не примет решения о том, чтобы профинансировать, например, афганский маршрут, как она это сделала применительно к идущему в обход России нефтепроводу БТД, строительство которого, несмотря на коммерческую сомнительность проекта, началось в 2002 году?

Россия, как известно, всеми силами старается уменьшить влияние на Каспии неприкаспийских стран - Турции, США и Великобритании. При этом из всех прикаспийских стран - бывших советских республик откровенно прозападную позицию занимает только Азербайджан. А Казахстан, Туркменистан и Узбекистан, наиболее богатые углеводородами, в равной мере смотрят и на Запад, и на Россию. Сможет ли «Газпром» удержать это хрупкое политическое равновесие? Да и должна ли коммерческая компания решать такие задачи?

А у нас с собой было

«Газпром» по понятным причинам опасается конкуренции со стороны более дешевого по себестоимости среднеазиатского газа в Европе: «у нас два пути: либо выкупать и транспортировать газ Средней Азии, либо рано или поздно он окажется в Европе по другим газопроводам, что нарушит весь баланс цен в Европе». Все правильно, за исключением того, что «выкупать и транспортировать» не получится. Придется идти на уступки, как минимум в цене закупок среднеазиатского газа, максимум - в предоставлении доли европейского рынка и газопроводов для прокачки, чего от России давно добивается Энергетическая Хартия.

По имеющимся казахстанским прогнозам, к 2015 году страна намерена выйти на объем добычи газа в объеме 45-50 млрд. кубометров, из которых не менее 30-35 млрд. кубометров хотела бы экспортировать. Туркменистан легко может выйти на доперестроечный уровень добычи в 90 млрд. кубометров. Поэтому когда Ниязов говорит о том, что страна может поставлять на экспорт 60-100 млрд. кубометров газа, то от реальности это не далеко. Прибавим сюда еще 10 млрд. кубометров узбекского газа, который «Газпром» намерен закупать с целью перепродажи. Таким образом, объемы потенциальных конкурентных для России поставок среднеазиатского газа весьма внушительны - 100-145 млрд. кубометров. Этот газ в добыче, безусловно, существенно дешевле ямальского. Поэтому соблазн включить его в газовый баланс «Газпрома» велик.

Но надо понимать, что, выпустив среднеазиатский газ (даже одной из республик) на экспорт хотя бы один раз, остановить его потом будет невозможно. В противном случае Россия не удержит своих позиций на Каспии и испортит отношения с Туркменистаном, Узбекистаном и Казахстаном. А если каспийские страны с подачи «Газпрома» самостоятельно увеличат экспорт газа в Европу до 145 млрд. кубометров, и даже до 100 млрд. кубометров, то РФ неизбежно утратит свои геополитические позиции в Европе.

Среднеазиатская газовая пауза

Пока, конечно, это гипотетическая ситуация. Альтернативных российским магистралям практических маршрутов транспортировки среднеазиатского газа еще нет. И для того, чтобы они не появились, «Газпрому» рано или поздно придется поделиться со Средней Азией частью своих европейских рынков. Опасно ли это? Исходя из стратегических интересов России, полагаем, что нет. Но только при одном условии. И этим условием является обязательная масштабная разработка собственных газовых ресурсов силами всех российских газодобывающих компаний.

Потому как профессионально просчитанная «среднеазиатская газовая пауза» могла бы способствовать активизации усилий России по выходу на новые рынки сбыта, где спрос на газ растет куда быстрее европейского, где в наибольшей степени проявляются современные СПГ-тенденции и где среднеазиатский газ нашим конкурентом вообще считаться не может.

Ведь вполне можно сформировать такой газовый баланс России, в котором добыча «Газпрома» составила бы 530 млрд. кубометров, добыча независимых производителей около 200 млрд. кубометров плюс 100-145 млрд. кубометров среднеазиатского газа. Этих объемов могло бы хватить и для удовлетворения внутренних потребностей, и для сохранения европейского (настоящего и будущего) газового статус-кво, и для (трубопроводных и СПГ) поставок на новые рынки.

Потеряв часть прибыли в Европе, «Газпром» вполне способен наверстать упущенное в США и странах АТР. Но зато «пар из каспийского газового котла» будет выпущен, а весьма вероятное строительство газопроводов из Средней Азии в обход России удастся предотвратить, одновременно создав «запасные аэродромы».


Фархад АХМЕДОВ.

Президент ООО «Нортгаз», член Совета Федерации РФ.

Журнал «НЕФТЕГАЗОВАЯ ВЕРТИКАЛЬ», №17, 2004 г. (Публикуется с незначительными сокращениями).

© TURKMENISTAN.RU, 2017
Версия для печати