Главная
RUS  ENG
Поиск:
 
13.06.01 15:52

«ВЕРНУТЬ УТРАЧЕННУЮ ПАМЯТЬ…»

ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЯ САПАРМУРАТА НИЯЗОВА НА ВСТРЕЧЕ С ТВОРЧЕСКИМИ РАБОТНИКАМИ

…За семьдесят лет мы утратили память. Забыли о том, что туркмены были великим народом, что они построили свыше 70 государств. (…) Но затем они настолько упали духом, что считали себя способными лишь кочевать по пескам, жить в убогих юртах, играть на дутаре и гиджаке, исполнять заунывные песни. Однако сегодня мы не намерены мириться с такой постановкой вопроса. Туркмены имеют богатую и великую историю, и они вправе гордиться ею. Все, о чем я говорю, не надуманные факты. Недавно я еще раз перечитал исторический труд, изданный в Турции в 1924 году. Там множество подтверждений величия моего народа. (…)

Не счесть дестанов и других эпических произведений, идущих от Огуз хана туркмена, Горкута Ата туркмена. Нам известны только немногие. За семьдесят лет мы изучили лишь часть произведений Махтумкули, живших после него поэтов и прозаиков. А что было до них, мы плохо знаем. Однако чем больше читаешь, тем больше для себя открываешь. Я получаю книги из разных стран, мне их присылают туркмены со всего мира. Институт рукописей осуществляет переводы произведений великих туркменских писателей ХIII-ХIV веков. Недавно в институте перевели произведение геоктепинского поэта, в котором он рассказывает о туркменских ханствах, моральном облике туркмен, их честности и чистоте. В этой книге есть очень сильные мысли о древних туркменах.

За семьдесят лет, живя в СССР, мы изучили много культур. Мы знаем великих классиков Востока, Шекспира, французских писателей, композиторов. Но мы не знаем туркменских корней. Не подумайте, что во мне взыграли националистические чувства, отнюдь. Просто я считаю, что трудно оценивать чужих, не зная своих. Мы зачастую забывали о своей национальной принадлежности. Время было такое. Сегодняшние преподаватели и сами чаще всего плохо разбираются в истории туркменского народа, истории туркменской культуры, музыки, искусства. Я просматриваю написанные за семьдесят лет книги некоторых из туркменских ученых о музыке, искусстве, культуре. Ни в одной из них невозможно отыскать что-то дельное, почерпнуть какие-то знания. Необходимо исправить положение в кратчайшие сроки.

СССР был многонациональным государством. Делались даже попытки создать новую общность - советский народ. Тогдашний генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев даже объявил ее рождение свершившимся фактом. Обобщали культуру и искусство, они также были «советскими». В их основе лежала русская литература. В те годы мы старательно читали русских писателей: Пушкина, Гоголя, Чехова и других, чуть ли не наизусть знали их произведения. Зато, увы, не были знакомы с собственной, туркменской литературой. Знали, да и то неглубоко, только то, что лежало на поверхности, но это нельзя было назвать национальной туркменской литературой. Большинство наших поэтов и прозаиков стали заложниками своего времени.

Берды Кербабаев был великой личностью, великим поэтом и прозаиком. Многие произведения, написанные им в 20-30-е годы, стали гордостью туркменской литературы. Зато позже, начиная с 30-х годов, он пишет произведения в духе соцреализма, в которых бичует баев, возводит на пьедестал бедняков, провозглашает дружбу и равенство между всеми слоями населения. Но рыночные отношения не принимают таких понятий. И хотя за романы «Решающий шаг», «Небитдаг», повесть «Айсолтан» Б.Кербабаев удостоился государственной премии, эти произведения не проникли в сознание народа, не были приняты им. С художественной точки зрения роман «Решающий шаг» очень сильное произведение, но в нем ощущаются унижающие туркмен интонации. Теперь, когда мы стали независимым государством, нас не устраивает литература того периода. Мы ни в коем случае не виним поэтов, прозаиков, творивших в течение тех семидесяти лет, - я уже говорил, что они стали заложниками своего времени. И у них есть хорошие, интересные произведения, которые нам следует использовать. Но мы должны помнить, что источник всех наших духовных и культурных ценностей находится в далеком прошлом туркмен. (…)

Чтобы искренне любить свою землю, свой народ, каждый человек должен заглянуть в потаенные уголки своей души и разбудить дремлющее чувство гордости за свою историю, своих великих предков. Нам есть чем гордиться!

Мы гордимся своим народом, его языком, религией, литературой, искусством, культурой. Эта гордость, эта неподдельная любовь и должны объединить всех туркмен. Вот почему мы еще будем работать над «Рухнама», совершенствовать ее, оттачивать каждое слово. «Рухнама» должна пробудить в каждом из нас чувство национального самосознания, гордости за свою Родину, свой народ. Это не национализм, пусть никто не воспринимает мои слова так. Триста лет наш народ унижали и всячески порабощали. Но ведь современные молодые люди являются потомками тех славных туркмен, в прошлом построивших знаменитые государства и города, им предстоит возродить былую славу и продолжить дело своих далеких предков. А коли так, любовь к Родине должна быть естественной, а не принудительной. Каждый туркмен должен жить с чувством гордости за свое прошлое, за свою Родину.

Каждый из нас должен иметь перед собой ясные цели. Недавно жительница Афганистана прислала мне сотканный ею большой ковер. На нем изображена заснеженная гора, у ее подножия стоит дворец, а перед ним на ветвях большого дерева поющие соловьи. И подпись: «Пусть никто на земле не живет бесцельно. Лучше умереть, чем не иметь цели в жизни».

Каждый туркменский гражданин должен иметь свою цель. В чем состоит наша сегодняшняя цель? В том, чтобы много есть и пить, или бездельничать, зарабатывая грязные деньги, или же мы ищем ссор?! Вовсе нет. Мы хотим честно трудиться, мы стараемся вывести свою страну в число высокоразвитых цивилизованных государств. Наша цель - поселить в душе каждого человека любовь и доброту, честность и порядочность, чувство гордости. Вместе с тем мы очень хотим, чтобы люди избавились от своих пороков и низменных страстей, перестали быть жадными, злыми, подлыми. Туркмены обычно сообща борются со злом. Общими усилиями они многого добиваются. (…)

Если мы хотим преобразить свою страну в ХХI веке, мы должны изменить сознание людей. Они обязаны избавиться от таких пороков, как жадность, завистливость, алчность, подлость. К сожалению, такие люди еще живут среди нас. Чтобы окончательно избавиться от них, искусство и культура должны воспитывать в людях честность и порядочность, пробуждать в них высокие чувства. (…)

На сегодняшний день проделана огромная работа. Но нам необходимо в корне изменить свое отношение к культуре, иначе мы ни на шаг не продвинемся вперед. Жить и работать по-прежнему нам не велят время, великая эпоха, в которую выпало жить. Мы должны развивать культурное наследие наших предков, в корне преобразить сегодняшнюю культуру, искусство. Потому что именно они воздействуют на сознание человека, поднимают его дух. В этом деле не должно быть места пессимизму, разочарованию. Туркмены - умный, мужественный народ. Поэтому они должны уметь видеть и признавать свои недостатки, исправлять их на государственном уровне.

В селах и этрапах работа налажена в общем-то неплохо. В велаятах их руководители должны осуществлять контроль за работой театров, за проведением культурных мероприятий. Ведь мы отпускаем огромные средства на развитие культуры. Сделать предстоит еще очень много. Требуется серьезная работа над качеством театральных постановок, следует позаботиться и об их воздействии на сознание людей. Если артисты, творческие работники надеются, что им удастся силой затащить людей в театры, они очень ошибаются. Надо привлекать зрителей качеством работы, пробуждать у них интерес к своему творчеству. Зрителя не купишь и силком в зал не затащишь. Мы это уже проходили в советские времена.

Помню, когда мне было лет 8-9, в 1949-50 годах артисты Туркменского театра оперы и балета часто приезжали в села. В те годы в селах не было электричества. Артисты разводили в чистом поле, прямо на песке костер, и играли «Шасенем и Гарип», «Лейли и Меджнун». На эти оперы собирались все жители сел. Я преклоняю голову перед Маей Кулиевой. Она и другие артисты мастерски исполняли свои роли. Посмотреть на них собирались старики и дети, все сельчане. Так артисты в те годы приобщали народ к культуре. А с нами-то что случилось? Мы разбогатели, у нас хватает средств для развития культуры, но они словно в песок уходят, куда-то испаряются.

Возьмем Туркменский государственный театр оперы и балета имени Махтумкули, в нем работают 388 человек. Хотя бы один человек из сидящих здесь может сказать, что побывал на их постановках? Вряд ли. Тогда откуда в зале возьмутся рабочие, дайхане, если интеллигенция не знает дорогу туда? Эти 388 человек получают от государства зарплату. Что же это за театр, в который не ходят зрители? Артисты, театральные деятели должны привлекать зрителей своим мастерством. Если у туркмен в крови нет балета, как вы хотите заставить его ходить на балетные постановки? Кое-кто говорит, что, мол, народ надо воспитывать, прививать ему культуру. Да поймите же вы, невозможно силой привить то, что народ органически не принимает! Например, население Индии составляет 1 миллиард человек. И там нет балета, представьте себе. У них есть свой национальный театр. И в Китае много национальных театров. Никто не должен пытаться насаждать у себя чужое искусство, а потом выдавать его за свое. У нас должна быть собственная национальная культура. Мы должны создавать национальные театры.

Сейчас в Национальном молодежном театре Туркменистана работают 194 человека, в театре «Джан» - 115 человек. Что-то не видно аншлагов и там. И вообще, за год в них осуществляется не более 2-3-х постановок. Если бы спектакли отличались глубоким содержанием, высоким исполнительским мастерством, уверен, зритель нашел бы дорогу в эти театры. Потому что люди имеют обыкновение обсуждать увиденное, рассказывать другим о том, что заинтересовало их.

К числу таких постановок можно отнести спектакль «Гала» («Крепость»). Рассказав о Геоктепинской битве, это представление удостоилось высокой зрительской оценки. Увиденное на сцене заставило людей задуматься, сделать какие-то выводы. Увы, такие постановки у нас можно пересчитать по пальцам. А ведь у нас созданы все условия, чтобы готовить и ставить спектакли, заставляющие людей задуматься над смыслом жизни, делающие их чище и добрее. Государство год от года увеличивает субсидирование культуры, оно не жалеет средств на развитие искусства, театров. Тогда почему же у нас нет национальных спектаклей, способных привлечь зрителей? Почему люди так неохотно идут в театры?

Сейчас на ниве культуры у нас трудятся 12 тысяч человек. Но пока что наша культура живет, в основном, за счет художественной самодеятельности. Да еще более или менее заметную работу ведут велаятские театры Мары и Лебапа. Им как-то удается заполучить зрителя на свои постановки. Зато другие театры топчутся на месте.

В штате Туркменской государственной филармонии имени Мыллы Тачмурадова 316 человек. Но и ее работа мало кому доставляет удовольствие. В театре драмы имени Молланепеса 236 человек. В последнее время обмелел поток зрителей и в этот театр. У людей заметно снизился интерес к искусству, и повинны в этом работники культуры.

Туркмены за тысячелетия не утратили своих духовных ценностей, сохранили культурное наследие. Багши и музыканты были украшением туркменских праздников, свадеб. По вечерам ребятишки собирались и играли в различные игры, распевали ляле, а багши пели дестаны. Мы отошли от национальной культуры, искусства в последние семьдесят лет. Скоро исполнится десять лет, как Туркменистан стал независимым государством. Даже за этот период можно было бы многого добиться в области культуры. Мы все должны делать ради своего народа, во имя своей нации. Для детей должны быть детские постановки, для подростков - свои, люди старшего возраста также должны иметь возможность культурно отдохнуть.

В прошлом туркменское музыкальное искусство отличалось богатством и разнообразием. Туркменами создано огромное количество музыкальных инструментов. В VI-VII веках у туркмен был собственный алфавит. Зато сейчас среди нас немало людей, не верящих ни в какие культурные и духовные ценности.(…)

В плохой работе театров и других учреждений культуры, в первую очередь, повинны их руководители. За серьезные недостатки в работе я снимаю Оразгельды Айдогдыева с должности вице-премьера Кабинета Министров Туркменистана. Оставляю его министром культуры еще на один год. Опыта ему не занимать, пусть покажет, на что способен.

Национальный молодежный театр и театр «Джан» объединяю. И этот вновь созданный театр возглавит сам О.Айдогдыев. Впредь он будет именоваться Национальным молодежным театром Туркменистана имени Алп Арслана. Алп Арслан - личность, вошедшая в общую историю. Из нее я и почерпнул сведения об Алп Арслане, на весь мир прославившем свой туркменский народ. (…)

Сейчас я хочу поговорить с вами о Национальном культурном центре. Мы закрываем Туркменскую государственную филармонию имени Мыллы Тачмурадова, Национальный ансамбль народного танца Туркменистана, Национальный эстрадно-цирковой центр Туркменистана и создаем Национальный центр культуры Туркменистана при Министерстве культуры Туркменистана. В этом центре должна быть сосредоточена вся туркменская культура, искусство. Здесь же найдут приют поэты и писатели, музыканты и скульпторы. Его функции будут заключаться в содействии изучению туркменской культуры на Востоке, ее развитию. Неподалеку от Дворца «Рухыет» в том же стиле будет построен Дворец, в котором разместится Национальный центр культуры Туркменистана. Даст Бог, через два года он уже будет введен в действие. А до тех пор мы объединяем филармонию, танцевальную группу и других в один центр. Финансовую поддержку центру окажет государство.

Закрываем Театр оперы и балета им. Махтумкули, а на его базе создаем Национальный музыкально-драматический театр им. Махтумкули. Новое здание театра на 1000 мест построим рядом с консерваторией. В нем будут участвовать преподаватели и студенты консерватории, музыкального училища, другие артисты, создавать новую музыку, музыкально-драматические произведения. Они должны привлекать зрителя своим мастерством.

В Министерстве культуры будут специальные заместители и отделы, работающие с творческими людьми, писателями, поэтами. Считаю, что по разным направлениям культуры необходимо создать общественные объединения. Необходимо, чтобы мастера работали с молодежью, приобщали ее к культуре, творчеству. Нужны нам и общественные союзы писателей, поэтов. (…)

Я желаю, чтобы созданные вами на телевидении, в кино и театрах произведения нашли отклик не только в Туркменистане, но и во всем мире. Мы ведь являемся обладателями богатейшего национального культурного наследия, доставшегося нам от предков. Многие из вас часто упоминают школу Станиславского, Немировича-Данченко. Но мы должны создать свою собственную национальную театральную школу. Аман Кульмамедов, Сона Мурадова, Мая Кулиева были великими артистами, всемирно известными артистами. Нам необходимо увековечить их память, рассказывать молодежи о них, поставить им памятники. В советское время никто не оценил их творчество по достоинству. Мы узнали Амана Кульмамедова только через образ Отелло. А если бы мы узнали его через Героглы, тогда он навсегда поселился бы в наших сердцах. Но теперь мы обязаны измениться, мы должны возродить свои культурные источники, уходящие корнями в тысячелетия. Для этого у нас есть все условия.

(Выступление на совещании, состоявшемся 3 апреля 2001 г., печатается с сокращениями по тексту газеты «НЕЙТРАЛЬНЫЙ ТУРКМЕНИСТАН» за 11 мая 2001 г.)

© TURKMENISTAN.RU, 2022
Версия для печати