Главная
RUS  ENG
Поиск:
 
31.07.20 14:00

УНИКАЛЬНЫЙ КЛЮЧ К РЕШЕНИЮ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПРОБЛЕМ

Нейтралитет Туркменистана: выбор, проверенный временем

В нынешнем году Туркменистан вместе со всем мировым сообществом широко отмечает 25-ю годовщину международного признания своего нейтрального статуса. Это действительно значимая дата, важнейшее событие в независимой истории Туркменского государства, этапный рубеж в его внешней политике. Одновременно это и хороший повод, чтобы осмыслить пройденный за эти годы путь, подвести итоги, оценить нынешний этап развития Туркменистана как нейтрального государства.

12 декабря 1995 года в Нью-Йорке в ходе заседания Генеральной Ассамблеи ООН все без исключения 185 стран, входивших на тот момент в эту организацию, проголосовали за принятие специальной резолюции «Постоянный нейтралитет Туркменистана». Таким образом, нейтральный внешний курс, де-факто уже проводимый Туркменистаном, но имевший, формально, все же политико-декларативный характер, получил международно-признанный правовой статус. Спустя несколько дней уже в самом Туркменистане принятием Конституционного закона были осуществлены процедуры, придавшие данному решению мирового сообщества внутригосударственный статус. Тогда же день 12 декабря был учрежден в качестве государственного праздника.

При этом, строго говоря, было бы неправильным считать, что туркменский нейтралитет «начался» 12 декабря 1995 года. Фактической точкой отсчета можно назвать июль 1992 года, когда в Хельсинки на саммите Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (нынешняя ОБСЕ) Туркменистан впервые провозгласил позитивный нейтралитет в качестве принципиального содержания своего внешнеполитического курса. Тогда же были обозначены и его основные характеристики – уважение суверенитета и территориальной целостности других стран, невмешательство в их внутренние дела, отказ от применения силы в межгосударственных отношениях, приоритет решений ООН в международных делах, укрепление добрососедства и сотрудничества со всеми странами.

Понадобилось, однако, три года неуклонного следования заявленным обязательствам, прежде чем в марте 1995 года в Исламабаде в итоговой декларации саммита Организации экономического сотрудничества нейтральная внешняя политика Туркменистана получила свое первое официальное международное признание, пока что на региональном уровне. Потом была встреча глав государств и правительств стран – участниц Движения неприсоединения в колумбийском городе Картахена, поддержавшая туркменский нейтралитет. И, наконец, 12 декабря 1995 года в Нью-Йорке на сессии Генеральной Ассамблеи ООН нейтралитет Туркменистана получил глобальное признание. Показательно, что коспонсорами ООНовской резолюции о туркменском нейтралитете выступили как ряд соседних государств, так и великие державы – постоянные члены Совета Безопасности ООН.

Сегодня, по прошествии почти четверти века, можно говорить об очевидных позитивных результатах нейтрального статуса Туркменистана (и его практического воплощения).

Внешнеполитический аспект. На глобальном уровне Туркменистану удалось выстроить ровные партнерские отношения с великими державами и основными мировыми центрами силы – США, Россией, Евросоюзом, Китаем. Фактически стала реальностью провозглашенная линия на «равноприближенность» Туркменистана к ним (этим центрам), если речь идет о сочетаемости их интересов в регионе на основе честной и здоровой конкуренции. На региональном уровне Туркменистан установил добрососедские и равноправные отношения с сопредельными странами, крупными региональными державами, такими, как Иран и Турция, Пакистан и Индия. На туркменской геополитической «площадке» интересы этих государств никогда не входили в противоречия. Скорее, наоборот. В этом смысле можно было бы определить суть философии нейтралитета еще и так: равно дружить и поддерживать добрые отношения со всеми, но не дружить ни с кем против кого-то.

Военный аспект и обеспечение безопасности. Принципиальный и безусловный отказ от участия в международных военных и военно-политических группировках и договорах позволил Туркменистану не оказаться втянутым в какие-либо формы регионального соперничества. Равно как и от соблазна с чьей-либо стороны привлечь на свою сторону туркменский военный и экономический ресурс в потенциальных конфликтах. Военная доктрина Туркменистана носит сугубо оборонительный характер, в ней четко прописан запрет на использование туркменских Вооруженных сил за пределами своих границ. Это позволило Туркменистану, не распыляя финансовые, материальные и людские ресурсы на использование вне страны, сосредоточиться на укреплении собственной обороноспособности, модернизации национальной армии в соответствии с современными требованиями. Сегодня, по мнению зарубежных экспертов, Вооруженные силы Туркменистана являются одними из самых оснащенных и боеспособных в регионе. При этом Туркменистан не отказывается от военно-технического, но не обусловленного политическими требованиями, сотрудничества с другими странами. То же самое можно сказать и о двустороннем и многостороннем, прежде всего по линии ООН, взаимодействии в борьбе с общими для региона угрозами – терроризмом, наркотрафиком, транснациональной оргпреступностью.

Экономический аспект. Нейтральный статус Туркменистана, обуславливающий минимальный уровень внешнеполитических рисков, вкупе с богатейшим ресурсным потенциалом и внутренней стабильностью предопределил большой интерес к стране со стороны первоклассных зарубежных компаний и обеспечил серьезный приток в национальную экономику иностранного капитала. Сегодня в Туркменистане с успехом работают компании из Китая, США, Японии, России, Украины, Турции, Ирана, арабских государств, Малайзии, государств Евросоюза. При их участии фактически с нуля возведена текстильная промышленность, модернизированы нефтегазовый комплекс и сельское хозяйство, ведется масштабное дорожное и жилищное строительство, практически переоснащена коммуникационная инфраструктура, развивается туристический бизнес. Согласно данным Всемирного банка, по уровню прямых иностранных инвестиций на душу населения Туркменистан, начиная с 1999 года, стабильно занимает лидирующие позиции на постсоветском пространстве.

Есть еще один аспект туркменского нейтралитета, который не измеришь цифрами. Это уже сформировавшееся под воздействием нейтрального внешнего курса у нового, постсоветского поколения жителей страны нонконфронтационное, толерантное мировоззрение, определенная система взглядов на себя, на соседние страны и народы, на весь остальной мир. Именно это имел в виду Президент Гурбангулы Бердымухамедов, говоря с высокой трибуны ООН о соответствии философии нейтралитета критериям равноправия, нравственности и гуманизма в международных делах.

Вспоминаются довольно оживленные дискуссии среди политиков, дипломатов, журналистов, последовавшие вслед за появлением в лице Туркменистана на геополитической карте Центральной Азии первого нейтрального государства. И хотя в основном этот факт был воспринят положительно, были и скептики, предрекавшие Туркменистану самоизоляцию и чуть ли не прозябание на задворках мировой политики. Время показало, что скептики ошиблись. Достаточно сегодня вспомнить о роли Туркменистана в урегулировании межтаджикского кризиса в 1995–1996 годах, об участии страны в миротворческих усилиях ООН по мирному, политическому решению гражданского противостояния в Афганистане в 1999 году, подтвердившие активное позитивное воздействие Туркменистана на региональные дела. Можно напомнить и о недавних инициативах Туркменистана, направленных на предупреждение региональных кризисов и совместную выработку новых, нонконфронтационных политических моделей сотрудничества для Центральной Азии и Каспийского бассейна, предложения относительно урегулирования ситуации в Афганистане. Логика тенденций в регионе, думается, рано или поздно подведет мировое сообщество к осознанию необходимости реализации этих идей.

Обеспечение преемственности политики нейтралитета сопровождается насыщением ее новым содержанием, направленным на использование статусных характеристик страны для активизации регионального и межрегионального сотрудничества. Сегодня Туркменистан в своей международной деятельности ставит особый акцент на экономическом, а вернее, геоэкономическом аспекте нейтралитета, в частности, раскрытии связанных с этим возможностей для придания нового смысла всей системе международных связей в таком важнейшем ее компоненте, как поставки энергоносителей. В этом контексте безусловно новаторской выступает получившая признание и поддержку ООН инициатива Президента Туркменистана о начале процесса выработки универсального и системного подхода к этой проблеме, подхода, основанного на учете интересов всех вовлеченных сторон, сочетаемости и совместимости их взглядов и представлений о конфигурации маршрутов поставок энергоресурсов.

Сегодня этот процесс обретает предметные очертания. Генеральная Ассамблея ООН дважды единогласно принимала туркменский проект резолюции «Надежный и стабильный транзит энергоносителей и его роль в обеспечении устойчивого развития и международного сотрудничества», соавторами которого стали десятки государств. В тексте этого документа содержатся практические и предельно конкретные рекомендации по инициированию глобального сотрудничества в энергетической сфере. Тот факт, что именно нейтральный Туркменистан выступил с идеей проведения широкого международного диалога по данной проблематике, инициатором начала скоординированных действий государств, представляется закономерным. Последовательно осуществляемая им политика мира, добрососедства и сотрудничества на основе взаимного учета интересов, в том числе и в энергетической сфере, готовность не на словах, а на деле использовать свой богатейший ресурсный потенциал, выгоды географического положения для содействия как целям внутреннего развития, так и в интересах широкого международного партнерства, – все это органично вписывается в логику действий Туркменистана на мировой арене.

В данном контексте следует оценивать и приверженность Туркменистана принципу диверсификации своих энергетических потоков, в частности, при строительстве экспортных трубопроводов. И здесь именно нейтралитет выступает дополнительным весомым условием, гарантирующим географическую направленность поставок туркменских энергоносителей от политизации и блоковых обязательств. При этом ресурсные возможности и преимущества географического положения страны рассматриваются Туркменистаном в качестве факторов позитивного влияния на развитие регионального и межрегионального экономического сотрудничества, важным условием сохранения баланса интересов на евразийском энергетическом пространстве на основе равноправного доступа партнеров к источникам туркменских углеводородов и средствам их доставки. Это – принципиальная позиция.

Следуя ей, наряду с использованием традиционных маршрутов Туркменистан реализовал ряд крупных проектов по выводу своих энергоносителей на мировые рынки: газопровод Туркменистан – Китай и вторую ветку газопровода Туркменистан – Иран. Сегодня в стадии реализации находится еще один крупный энергетический проект – строительство газопровода Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия (ТАПИ). Он пользуется поддержкой всех стран-участниц, крупных международных финансовых институтов, в том числе Азиатского банка развития. Проект ТАПИ является логическим продолжением долгосрочной энергетической стратегии, предполагающей строительство новых международных газопроводов в различных направлениях.

Особую актуальность сегодня приобретают сформулированные Президентом страны инициативы о создании международных транспортных коридоров регионального и континентального уровней. В их рамках Туркменистан осуществляет крупные международные транспортные проекты по линиям Север – Юг и Восток – Запад. Поставить создание транспортной инфраструктуры на службу развития и прогресса государств и народов, стабилизации мировых и региональных процессов Туркменистан считает императивом дня, необходимым условием успешного осуществления целей устойчивого развития в глобальном измерении.

Все эти достижения, успешная реализация международных проектов во многом  обусловлены именно нейтралитетом Туркменистана, который никогда не политизировал и не политизирует экономическое сотрудничество. И этот факт находит должное понимание и высоко ценится партнерами Туркменистана, позволяет развивать равноправные, взаимовыгодные связи с различными странами и компаниями. Как нейтральное государство Туркменистан сегодня уверенно формирует свою долгосрочную внешнеэкономическую стратегию, опираясь на четкие и внятные принципы, вытекающие из международного статуса нейтралитета. 

Особую роль в содействии стабильному и поступательному развитию региональных процессов Туркменистан традиционно отводит Организации Объединенных Наций, ее специализированным структурам. Сегодня в стране на постоянной основе работают представительства ряда специализированных агентств ООН – Программы развития ООН, Управления Верховного комиссара по делам беженцев, Детского фонда, Всемирной организации здравоохранения, Управления по наркотикам и преступности, Фонда народонаселения и др. Это сотрудничество осуществляется на системной основе. Туркменистан приветствует такое взаимодействие, с благодарностью принимает поддержку, которую оказывает ООН посредством реализации в стране различных проектов и программ.

С учреждением в декабре 2007 года по инициативе Туркменистана и при поддержке стран-соседей, всего мирового сообщества Регионального центра ООН по превентивной дипломатии для Центральной Азии получила новый импульс миротворческая повестка, значительно расширились возможности для выработки и реализации конструктивных моделей взаимодействия государств на основе общепризнанных норм международного права, с опорой на огромный моральный авторитет ООН, ее бесценный опыт в урегулировании кризисных ситуаций. Важным в этой связи видится налаживание в рамках работы Регионального центра многостороннего консультативного и переговорного механизма с участием дипломатов и экспертов, призванного содействовать согласованию подходов государств в вопросах социально-экономического развития региона, создание и задействование в режиме опережения комплекса политико-правовых, дипломатических и экономических инструментов предупреждения и нейтрализации общерегиональных вызовов и угроз. Именно под эгидой ООН, как показывает практика, рычаги превентивной дипломатии могут эффективно работать и приносить реальные результаты.

Туркменистан осуществляет свой внешнеполитический курс в обстановке мира и созидания, добрососедства, уважения и взаимопонимания с друзьями и партнерами по мировому сообществу. Страна ясно видит свои перспективы, уверенно формирует планы развития государства и общества, ответственно проводит курс на широкое, многоплановое международное сотрудничество. Нейтральный, миролюбивый Туркменистан сегодня вносит важный вклад в дело укрепления мира и безопасности на планете, успешного претворения в жизнь повестки ООН по устойчивому развитию и прогрессу.

Сердар ДУРДЫЕВ, политический обозреватель

© TURKMENISTAN.RU, 2020
Версия для печати