Главная
RUS  ENG
Поиск:
 

18.10.11 17:51

Энергетическая стратегия Туркменистана: европейский вектор сотрудничества

Вопросы многостороннего взаимодействия в энергетической сфере сегодня выступают в качестве одного из ключевых компонентов системы международных отношений. На мировом энергетическом пространстве идут сложные геополитические процессы, формируются новые схемы и конфигурации поставок энергоносителей, напрямую влияющие на развитие и благополучие отдельных государств, регионов и целых континентов.

Определяющим принципом современной глобальной энергетической политики является диверсификация. Как известно, трубопроводные поставки энергетических ресурсов – это один из тех видов крупного международного бизнеса, где спрос всегда стабильно высок и, как правило, превышает предложение. Объяснение этому простое – глобальная экономика, несмотря на сложившуюся финансово-экономическую ситуацию, будет нуждаться во все больших объемах энергетического сырья, прежде всего, углеводородов, остающихся в обозримой перспективе основным «топливом» мировой индустрии. В этих условиях вполне обоснованным является стремление крупных производителей углеводородного сырья, в том числе и Туркменистана, к наращиванию своего экспортного потенциала, созданию разветвленной, современной и эффективно работающей инфраструктуры транзита и доставки энергоносителей потребителю. В зависимости от имеющейся ресурсной базы, особенностей своего географического расположения страны-производители ведут активный поиск новых рынков сбыта и, соответственно, кратчайших и удобных маршрутов к ним. Это нормальная и абсолютно оправданная со всех точек зрения позиция для любого государства – производителя энергетического продукта, желающего укреплять свою экономическую и энергетическую безопасность и ответственно относящегося к отстаиванию своих национальных интересов. Туркменистан относится именно к такому разряду государств, и за всю свою новейшую независимую историю никогда и никому не давал повода усомниться в этом.

Энергетическая безопасность была и остается краеугольным камнем внешнеэкономической стратегии нашей страны, определяющим ее смысл, содержание и направленность. Это неоднократно подчеркивал Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов.

При этом диверсификация инфраструктуры энергопоставок или, иными словами, реализация альтернативных маршрутов сегодня больше, чем просто выгодный коммерческий проект. В нынешних условиях именно диверсификация энергетических потоков, включение в географию маршрутов новых стран и регионов способна придать необходимую устойчивость глобальной экономике, обезопасить ее от перекосов и деформаций, обеспечить, на основе здоровой конкуренции, баланс интересов всех участников на международном энергетическом рынке. Очевидно, что время монополий в этом сегменте мировой экономики уходит в прошлое: стремительно растущий спрос на энергосырье в различных регионах планеты, прежде всего, со стороны развитых и быстро развивающихся государств, общее изменение мирового политического ландшафта, характера и содержания глобальных вызовов и угроз являются факторами, объективно стимулирующими поиск новых конфигураций, схем и моделей для реализации проектов альтернативных маршрутов поставок энергоресурсов. Какую из них выбрать – остается суверенным правом участников того или иного конкретного проекта. Туркменистан, на основе четко сформулированных принципов государственной стратегии в этом вопросе, реальной оценки собственной ресурсной базы и возможностей ее эксплуатации на перспективу, избрал вариант не изменения географии маршрутов, а ее расширения и дополнения за счет выхода на новые перспективные рынки. В первую очередь, речь идет о значительном наращивании поставок природного газа в различные государства и регионы мира.

Сегодня наша страна активно развивает свою экспортоориентированную трубопроводную инфраструктуру. Помимо существующих маршрутов в северном направлении (Россия), южном (Иран), в конце 2009 года была введена в строй стратегическая газовая магистраль Туркменистан-Китай. В стадии активной подготовительной работы находится проект трубопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ). В последнее время значительно активизировался процесс предметного обсуждения строительства трубопровода в европейском направлении, знаменующего собой начало практической реализации нового важного и многообещающего вектора энергетической стратегии Туркменистана.

Взаимный интерес Европы и Туркменистана в энергетической сфере сегодня выглядит естественным и обоснованным – как экономически, так и коммерчески. Европейский рынок энергоносителей – один из крупнейших в мире – ощущает постоянную нужду в крупных и бесперебойных поставках энергетического сырья для обеспечения нормального функционирования экономики «Старого света» с его пятисотмиллионным населением и третьей частью мирового промышленного производства. Выстраивая отношения с энергодобывающими странами, европейские государства и компании предлагают взаимовыгодные условия партнерства и обоснованные цены на поставляемое сырье. Это соответствует подходу Туркменистана, основанному на географической многовариантности экспортных поставок природного газа.

Именно в данном ключе Туркменистан развивает свое сотрудничество с партнерами, в том числе с европейскими странами. При этом следует отметить, что хотя предметное обсуждение возможностей взаимодействия в энергетической сфере между Туркменистаном и Европейским Сообществом началось относительно недавно, развивается оно активно и плодотворно.

В мае 2008 года, между Туркменистаном и Европейским Союзом был подписан Меморандум о сотрудничестве в энергетической сфере. С этого времени на регулярной основе стали проводиться туркмено-европейские встречи на различных уровнях, создана специальная рабочая группа на уровне руководителей энергетических агентств. Логическим результатом данного процесса стало утверждение 12 сентября нынешнего года Европейским Союзом мандата Еврокомиссии на ведение переговоров о строительстве Транскаспийского газопровода. Этим событием, по сути, дан старт переговорному процессу, с участием заинтересованных сторон, по выработке документа, в котором будут четко определены принципиальные положения, связанные с поставками природного газа из Каспийского региона в Европу.

Идет нормальный, цивилизованный процесс сотрудничества между суверенными и равноправными субъектами энергетического рынка. Это, однако, вызывает неадекватную реакцию со стороны некоторых официальных лиц и ряда средств массовой информации России.

Так, в частности, заявляется о якобы имеющихся экологических рисках при строительстве и будущем функционировании трубопровода по дну Каспийского моря. Аргумент избитый, из разряда «дежурных» и используемых до оскомины часто – к месту и не к месту. Всем известно, что гарантия экологической безопасности в современном мире является непременным и основополагающим условием любого инфраструктурного проекта, в том числе трубопроводного – будь то по дну Каспийского, Балтийского, Черного или какого-то другого моря. Сегодня ни один серьезный инвестор попросту не станет участвовать в проекте, не обеспеченным необходимыми гарантиями с точки зрения экологии. И Туркменистан неоднократно, в первую очередь на самом высоком уровне, заявлял о том, что при строительстве Транскаспийского трубопровода будут соблюдены все соответствующие международные стандарты. То же самое подчеркивают и наши европейские партнеры. Именно Туркменистан, где вопросы экологии, сохранения уникальных природных ресурсов Каспия возведены в ранг приоритетов государственной политики, выступает с международными инициативами в этой сфере. Совсем недавно, на 66-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций Президент Туркменистана предложил идею учреждения Каспийского экологического Форума в качестве постоянно действующей платформы для рассмотрения вопросов охраны окружающей среды в бассейне Каспия и выработки соответствующих предложений и рекомендаций.

Еще один «аргумент», призванный посеять сомнения в законности строительства Транскаспийского трубопровода – неурегулированность правового статуса Каспийского моря. Здесь нужно отметить, что правовой статус водоема обсуждается уже почти два десятилетия. Что не мешает прибрежным государствам в течение всего этого времени самостоятельно осуществлять различные виды деятельности на Каспии – судоходство, рыболовство, добычу полезных ископаемых и т. д. Одновременно прикаспийские государства выстраивают схемы двустороннего и многостороннего взаимодействия в тех или иных сферах, заключают соответствующие договора и соглашения. До настоящего времени никто не считал такие действия нелегитимными и не пытался ограничивать их по причине отсутствия документа о правовом статусе Каспия. В этой связи возникает вопрос: почему же Туркменистан, будучи суверенным государством, не может вместе со своим партнером – таким же суверенным прикаспийским государством – приступить к реализации взаимовыгодного трубопроводного проекта? Строительство Транскаспийского трубопровода – это суверенное право государств, по участкам дна которых он будет проходить, и потому этот проект может осуществляться только с согласия этих государств и не нуждается в получении каких-либо дополнительных «разрешений».

При этом наша страна всегда подчеркивает важность равноправного и взаимоуважительного переговорного процесса по проблемам Каспийского моря, активно участвует в нем. Уместным в этой связи будет напомнить, что именно в Ашхабаде в 2002 году состоялась первая встреча Глав Прикаспийских государств, давшая мощный положительный импульс процессу пятистороннего взаимодействия. Туркменистан убежден в полезности и перспективности такого формата, необходимости выработке новых моделей сотрудничества на Каспии. В том числе и в вопросах энергетической политики. Следуя этому, Президент Туркменистана выступил с высокой трибуны Генеральной Ассамблеи ООН с инициативой создания нового механизма Межрегионального энергетического диалога под эгидой ООН - транспарентного и открытого для всех. Очевидно, что в рамках такого диалога логичным и обоснованным выглядит обсуждение в конструктивном ключе вопросов энергетического сотрудничества между Каспийском регионом и Европой.

На этом фоне вызывает недоумение избранная российскими официальными структурами позиция в отношении сближения Туркменистана с Европейским Союзом в энергетической сфере. Тем более, что речь идет о государстве, связанным с Россией историческими узами дружбы и стратегического партнерства. И потому в данном случае обращает на себя внимание даже не сама аргументация, слабость которой очевидна, а контрпродуктивная постановка вопроса, направленная на искажение сути и содержания энергетической политики Туркменистана.

Туркменистан неоднократно заявлял, что категорически выступает против политизации трубопроводных проектов. Осуществление Транскаспийского маршрута диктуется не политической конъюнктурой, не желанием ущемить чьи-то интересы, а объективными потребностями экономического развития страны, реальными взаимными выгодами для всех участников проекта, обоснованными оценками собственной ресурсной базы. Экспорт энергоносителей в европейском направлении – один из приоритетов международной стратегии Туркменистана, и значение Транскаспийского проекта в этом контексте является ключевым. Работа с европейскими партнерами идет в деловом и конструктивном ключе, и она будет продолжена. Что же касается возникающих в этой связи вопросов, то Туркменистан готов к их прямому и открытому обсуждению со всеми заинтересованными сторонами на основе взаимного уважения, ответственности и непредвзятой оценки современных тенденций мирового развития.

МИД Туркменистана

© TURKMENISTAN.RU, 2017
Версия для печати