Главная
RUS  ENG
Поиск:
 
20.09.10 10:16

Интервью президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова местным средствам массовой информации

В преддверии нового политического сезона, открытие которого по традиции совпадает с началом работы сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов дал развернутое интервью средствам массовой информации Туркменистана.

В этом интервью глава государства изложил свои взгляды на важнейшие вопросы глобальной и региональной проблематики, дал оценку ходу международного сотрудничества Туркменистана, сформулировал цели и приоритеты внешней политики страны в современных условиях.

* * *

- Уважаемый господин Президент, как Вы оцениваете нынешний уровень сотрудничества Туркменистана с международным сообществом?

- Прежде всего, я бы подчеркнул важность такого сотрудничества, его полезность и результативность, соответствие долгосрочным интересам народа Туркменистана и наших партнеров по мировому сообществу.

Я выделяю две плоскости, в которых мы развиваем свои отношения. Это двусторонние связи и общее, многостороннее взаимодействие. В плоскости двусторонних отношений Туркменистан выстраивает дружественные, равноправные, добрососедские связи с каждой страной – как в регионе, так и за его пределами. Я высоко оцениваю ход и содержание этих отношений, которые сегодня осуществляются комплексно – в политической, торгово-экономической, культурно - гуманитарной сферах, в рамках международных организаций, где мы всегда находим поддержку и понимание со стороны партнеров.

На многостороннем уровне наши связи также развиваются успешно. Мы нашли четкие алгоритмы взаимодействия в различных сферах, выработали согласованные подходы по важнейшим глобальным и региональным проблемам. Подходы эти основаны на необходимости упрочения мира, стабильности и безопасности, противодействия новым угрозам, общем стремлении развивать экономическое сотрудничество, укреплять культурные и гуманитарные связи, поощрять взаимодействие в научной и образовательной сферах, в области спорта и туризма.

Я определяю такой тип отношений с мировым сообществом, основанный на общечеловеческих ценностях, на понимании целостности и неразрывности задач, стоящих перед современной цивилизацией, как концептуальный, стратегический выбор Туркменистана. Мы исповедуем ясно сформулированную систему взглядов и представлений, которая заключается в утверждении в международных делах философии мира и сотрудничества.

- Каковы сегодня внешнеполитические приоритеты страны?

- Наши приоритеты – это укрепление всеобщего мира, безопасности и стабильности, содействие целям устойчивого развития и прогресса.

Мы исходим из того, что современный мир един, и проблемы, с которыми он сталкивается, не могут быть решены в отрыве друг от друга. Мы убеждены: безопасность одной страны не может быть обеспечена в отсутствие безопасности в регионе, на континенте, в мире. Равно как и безопасность политическая или военная не будет долгосрочной и полноценной без обеспечения безопасности экономической, энергетической, продовольственной, без предупреждения и нейтрализации рисков и угроз экологического, техногенного характера, без эффективного противодействия терроризму, наркотрафику, международной преступности. Наша внешняя политика нацелена на консолидацию усилий мирового сообщества по всему спектру существующих проблем, на совместную выработку моделей партнерства с целью их эффективного решения.

Исходя из этого, Туркменистан, в частности, предлагает приступить в рамках ООН к разработке Единой концепции безопасности.

Конечно, в ряду приоритетов особое значение имеют для нас вопросы регионального сотрудничества по таким вопросам, как разоружение, нераспространение оружия массового поражения, борьба с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков. Отдельная тема – оказание содействия в урегулировании ситуации в Афганистане.

Другое приоритетное направление нашей внешней политики – обеспечение благоприятных условий для эффективного экономического сотрудничества в регионе, осуществления международных проектов в транспортной, коммуникационной, энергетической и других сферах, привлечения в регион внешних инвестиций. Все это – важные направления политико-дипломатической деятельности Туркменистана.

Она развивается как на двустороннем уровне, так и в рамках крупнейших международных организаций – таких, как ООН, ОБСЕ и другие.

Огромное значение мы придаем региональному сотрудничеству в сфере охраны окружающей среды, рационального использования водно-энергетических ресурсов.

Здесь особо остро стоят вопросы спасения Арала и сохранения уникального природного наследия Каспийского моря. В этом контексте мы выступаем за более активное присутствие в регионе специализированных структур ООН, в частности, Программы ООН по защите окружающей среды, готовы предоставить свою инфраструктуру для открытия ее регионального офиса в Туркменистане.

Мы ведем целенаправленную работу с партнерами по вопросу определения статуса Каспийского моря на основе учета интересов всех прибрежных государств и при соблюдении норм международного права.

- Уважаемый господин Президент, в этом году Туркменистан отмечает 15-ю годовщину международного признания своего нейтрального статуса. Как бы Вы оценили результаты внешней политики за этот период?

- Сегодня, по прошествии почти 15 лет, можно говорить об очевидных позитивных результатах нейтрального внешнеполитического курса Туркменистана.

На глобальном уровне нам удалось выстроить ровные партнерские отношения с крупными державами и основными мировыми центрами – США, Россией, Китаем, Евросоюзом. На региональном уровне Туркменистан установил дружественные, добрососедские и равноправные отношения с сопредельными странами и другими соседями по региону.

Принципиальный и безусловный отказ от участия в международных военных и военно-политических группировках и блоках позволил Туркменистану не оказаться втянутым в какие-либо формы регионального соперничества.

Равно как и от соблазна с чьей-либо стороны привлечь на свою сторону туркменский военный и экономический ресурс в потенциальных конфликтах. Военная стратегия Туркменистана носит cyгyбo оборонительный характер, в ней четко прописан запрет на использование туркменских Вооруженных Сил за пределами своих границ. Это позволило Туркменистану сосредоточиться на укреплении собственной обороноспособности, модернизации национальной армии в соответствии с современными требованиями. При этом Туркменистан не отказывается от военно-технического, но не обусловленного политическими требованиями сотрудничества с другими странами. Мы также ведем активное международное сотрудничество в борьбе с общими для региона и мира угрозами – терроризмом, наркотрафиком, транснациональной организованной преступностью.

Нейтральный статус Туркменистана, обуславливающий минимальный уровень внешнеполитических рисков, вместе с богатейшим ресурсным потенциалом и внутренней стабильностью предопределил большой интерес к стране со стороны первоклассных зарубежных компаний и обеспечил серьезный приток в национальную экономику иностранного капитала.

Сегодня в Туркменистане с успехом работают компании из США, Японии, России, Украины, Беларуси, Турции, Ирана, арабских государств, Малайзии, Китая, Индии, Пакистана, государств Евросоюза. При их участии в стране возведены многочисленные объекты текстильной промышленности, модернизированы нефтегазовый комплекс и сельское хозяйство, ведется масштабное дорожное и жилищное строительство, практически переоснащена коммуникационная инфраструктура, развивается туристический бизнес. Согласно данным Всемирного банка, по уровню прямых иностранных инвестиций на душу населения Туркменистан, начиная с 1999 года, стабильно занимает лидирующие позиции на постсоветском пространстве.

Есть еще один аспект туркменского нейтралитета, который не измеришь цифрами. Это – уже сформировавшееся под воздействием нейтрального внешнего курса у нового поколения туркменистанцев современное, толерантное мировоззрение, определенная система взглядов на себя, на соседние страны и народы, на весь остальной мир.

Вспоминаются довольно оживленные дискуссии среди политиков, дипломатов, журналистов, последовавшие вслед за появлением в лице Туркменистана на геополитической карте Азии первого нейтрального государства. И хотя практически всеми этот факт был воспринят положительно, были и отдельные мнения, сводившиеся к вероятности «самоизоляции» Туркменистана, его отстраненности от участия в международных делах. Время показало, что подобные, в общем-то, надуманные прогнозы не только не подтвердились, но и были опровергнуты реальными делами. Достаточно сегодня вспомнить о роли Туркменистана в урегулировании сложной общественно-политической ситуации в Таджикистане в 1995-1996 годах, об участии нашей страны в миротворческих усилиях ООН по мирному, политическому решению гражданского противостояния в Афганистане в конце 90-х годов прошлого столетия, подтвердивших активное и позитивное воздействие Туркменистана на региональные дела. Можно напомнить и о недавних инициативах Туркменистана, направленных на предупреждение региональных кризисов и совместную выработку новых политических технологий для Центральной Азии, предложения относительно урегулирования ситуации в Афганистане.



Логика тенденций в регионе, думается, рано или поздно подведет мировое сообщество к осознанию необходимости реализации этих идей.

Обеспечение преемственности политики нейтралитета сопровождается насыщением ее новым содержанием, направленным на использование статусных характеристик страны для активизации регионального и межрегионального сотрудничества. Сегодня Туркменистан в своей международной деятельности ставит особый акцент на экономическом, а вернее, геоэкономическом аспекте нейтралитета, в частности, раскрытии связанных с этим возможностей для придания нового смысла всей системе международных связей в таком важнейшем ее компоненте, как поставки энергоносителей.

Став независимым государством, Туркменистан сделал свой суверенный выбор в пользу нейтральной внешнеполитической модели. И, несмотря на постоянно меняющуюся политическую конъюнктуру, возникновение новых региональных и глобальных конфигураций, наша страна остается верна этому выбору, основанному на ясном понимании своей роли и места в современном мире.

- Уважаемый господин Президент, каковы, на Ваш взгляд, перспективы регионального сотрудничества в экономической сфере, и какими возможностями для этого располагают сами наши государства?

- Считаю развитие экономического сотрудничества в регионе ключевым фактором прогресса и процветания наших стран, стабильности, мира и добрососедства. Регион Центральной Азии и Каспийского бассейна по своим географическим и ресурсным характеристикам уникален. Это важнейший транспортный, энергетический, коммуникационный узел, имеющий стратегическое значение, перекресток евразийских маршрутов, кратчайший коридор, соединяющий два континента. И конечно, возможности для широкого международного взаимодействия, реализации крупных проектов, налаживания торгового, инвестиционного сотрудничества открываются сегодня очень хорошие. Отдельно я бы остановился на сфере транспорта. В частности, в числе реализованных масштабных договоренностей можно выделить успешное строительство в 1996 году железнодорожной магистрали Теджен-Серахс-Мешхед, обеспечивающее странам региона выход к Персидскому заливу и Аравийскому морю.

И сегодня, по прошествии почти 15 лет, это железнодорожное звено активно используется, играя большую роль в оптимизации функционирования региональной и межрегиональной транспортной системы.

Актуальным и экономически обоснованным видится строительство железной дороги Казахстан-Туркменистан-Иран. Есть ряд других транспортных проектов по линиям Север-Юг, Восток-Запад, реализация которых напрямую отвечает интересам стран региона, открывает возможности для сотрудничества с другими государствами евразийского пространства. В числе перспективных видится развитие морских коммуникаций на Каспии.

Что касается возможностей наших стран, то они являются естественными участниками регионального и межрегионального экономического сотрудничества. Оно развивается сегодня в двустороннем и многостороннем форматах, охватывает различные сферы.

В качестве успешных примеров нашего сотрудничества с сопредельными государствами и другими соседями по региону я бы назвал сферу строительства, текстильную промышленность, энергетику, транспорт – наземный и морской, ряд других направлений. Наши страны обладают огромным потенциалом, мощной промышленной и ресурсной базой для превращения региона в один из крупнейших экономических и инвестиционных центров Евразии.

- Туркменистан, как известно, имеет статус ассоциированного члена в таких организациях, как СНГ и ЭКО, не входит в Шанхайскую Организацию Сотрудничества. Чем Вы объясняете такую позицию Туркменистана в отношении этих и других региональных структур?

- Что касается упомянутых организаций, то формы и степень своего участия в их работе Туркменистан определяет, исходя из критериев политической и экономической целесообразности, соответствия целей указанных организаций национальным интересам страны и с учетом перспектив развития региональных процессов. Туркменистан участвует во многих заседаниях в рамках СНГ и ЭКО, в том числе и на высшем уровне, дважды принимал участие в саммитах ШОС как почетный гость. Считаем это полезным в качестве удобного и естественного формата для обмена мнениями по многим актуальным вопросам, хорошим дополнением наших двусторонних связей.

- Совсем скоро открывается 65-я сессия Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций. Сегодня много говорится о роли ООН, о необходимости ее реформирования с учетом новых реалий современного мирового развития. Какова позиция Туркменистана в этом вопросе?

- ООН была и остается основой современного мироустройства, полюсом притяжения надежд и чаяний всего человечества. В нынешних условиях именно Организация Объединенных Наций должна стать опорой в созидательной деятельности государств, в построении справедливой и гармоничной системы международных отношений.

Под этим углом зрения Туркменистан рассматривает вопросы реформирования ООН. Мы отдаем себе отчет, что по ряду аспектов своей деятельности она нуждается в совершенствовании, большей эффективности, соответствии требованиям дня. Это нормальный и закономерный процесс, отвечающий логике сегодняшнего динамичного развития мира.

И потому мы – за разумное реформирование ООН, но только в сторону ее дальнейшего укрепления, неуклонного упрочения позиций в системе международных координат, расширения роли и функций как гаранта глобального мира, стабильности и развития.

Убеждены: реформирование Организации должно быть осмысленным, адресным, соотнесенным с действительными потребностями международного сообщества. Туркменистан поддерживает усилия государств-членов ООН, ее Генерального секретаря, направленные на придание работе Организации большей динамичности, эффективности, открытости и демократичности.

В этом контексте Туркменистан разделяет мнение о необходимости дальнейшего совершенствования структуры Совета Безопасности, налаживания более тесного и эффективного взаимодействия между Советом Безопасности и Генеральной Ассамблеей.

- Туркменистан выступает за диверсификацию своей трубопроводной инфраструктуры, создание новых маршрутов транспортировки сырья. Как Вы намерены реализовать это на практике с учетом того, что интересы крупных игроков в этом бизнесе не всегда совпадают?

- Начну с небольшого уточнения. Туркменистан выступает за диверсификацию сотрудничества в энергетической сфере в целом, а строительство новых трубопроводов является лишь частью этой стратегии, хотя и очень важной. Помимо сырья, диверсификация предполагает экспорт готовой продукции – сжиженного газа, нефтепродуктов, масел и т.д. Мы серьезно нацелены на расширение строительства перерабатывающих предприятий, что позволит нам выходить на международный рынок с конкурентоспособной продукцией нефте- и газопереработки в больших объемах.



Теперь о новых газопроводах. Мы не видим противоречий, которые делали бы невозможной реализацию крупных континентальных и региональных проектов в этой сфере. В прошлом году было завершено строительство самого крупного в Азии газопровода Туркменистан-Китай. В том же году вместе с иранскими партнерами мы построили второй газопровод в Иран. Идет подготовка к осуществлению проекта Трансафганского газопровода. Налицо совпадение интересов поставщиков, транзитеров и потребителей энергоресурсов, а это главное. При этом мы осуществляем поставки и по традиционным маршрутам, исходя из принципа их дополнения новыми направлениями, а не замещения одних другими.

Выступая за многовариантность поставок энергосырья, мы исходим, во-первых, из реальной оценки собственной ресурсной базы. Она позволяет нам спокойно заключать долгосрочные контракты на поставки природного газа. И это хорошо известно нашим партнерам. Во-вторых, мы считаем, что создание многовекторной энергетической инфраструктуры – это уже объективное веление времени, вызванное реалиями развития современной мировой экономики.

Не могут сегодня целые государства и регионы быть отсеченными от источников сырья и средств их доставки. Это уже вопрос большой геополитики, напрямую связанный с устойчивостью всей системы международных связей.

Поэтому мы выступаем за создание универсальных механизмов, которые обеспечивали бы гармонизацию отношений в сфере энергопоставок, гарантировали бы равноправный доступ к энергетическим ресурсам. В этой связи мы инициировали в Организации Объединенных Наций широкий многосторонний диалог по этой проблеме, подготовили ряд конкретных предложений для обсуждения в ходе предстоящей сессии Генеральной Ассамблеи. Отношения в энергетической сфере нуждаются в принципиально новом подходе, основанном на сочетаемости, а не конфликте интересов, на понимании того, что надежная, безопасная система международных энергопоставок – это мощный стабилизирующий фактор, способный помочь решению многих задач глобального масштаба – и политических, и экономических, и социальных.

- Уважаемый господин Президент, каково Ваше видение ситуации в Афганистане и перспектив ее развития?

- Я, в целом, с оптимизмом смотрю в будущее Афганистана. Последние тенденции развития ситуации в этой стране внушают надежды на то, что урегулирование достижимо, причем именно мирными, переговорными средствами. Туркменистан всегда выступал именно за это и сегодня готов активно содействовать политико-дипломатическим усилиям мирового сообщества по налаживанию широкого межафганского диалога. Мы готовы, с учетом своего нейтрального статуса, провести в Туркменистане под эгидой ООН международную встречу высокого уровня по укреплению мер доверия и согласия в Афганистане и развитию институтов государственной власти.

Безусловно, усилия руководства Афганистана, направленные на урегулирование ситуации посредством переговоров, создание в стране атмосферы национального согласия и примирения, должны сопровождаться оказанием международной экономической помощи. Я считаю, что под эгидой ООН следует подготовить долгосрочную Программу по восстановлению Афганистана.

Такая Программа, в первую очередь, должна включать в себя проекты по созданию транспортно-коммуникационной сети, электрификации, формированию многоотраслевой промышленности, строительству школ, больниц и других социальных объектов.

Сегодня нужно активнее вовлекать Афганистан в перспективные транспортные, коммуникационные, энергетические проекты в регионе. Это придаст афганцам уверенность в своем будущем, поможет им ощутить себя, свою страну полноценным и равноправным участником региональных и глобальных процессов. Это принесет и реальные экономические и финансовые выгоды Афганистану, поможет решить множество социальных проблем, привлечет внешние инвестиции.

В этой связи мы особую значимость придаем проекту строительства газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия. Работа по его реализации идет полным ходом, он пользуется сегодня серьезной международной поддержкой. В этом месяце в целях дальнейшего продвижения проекта мы намерены провести встречу соответствующих министров, а затем вопрос строительства газопровода вынести на высокий уровень, проведя встречу глав четырех государств в декабре нынешнего года в Ашхабаде, по итогам которой принять соответствующее решение.

- Уважаемый господин Президент, как бы Вы оценили состояние переговорного процесса по определению статуса Каспийского моря?

- Прежде всего, нужно сказать, что у всех пяти прибрежных государств есть понимание того, что Каспийский бассейн – это важнейший стратегический регион, и налаживание здесь полноценного сотрудничества отвечает их долгосрочным интересам. И сам переговорный процесс строится на основе именно этого общего знаменателя.

Если говорить терминами политическими, то его характер я бы оценил, в целом, как конструктивный. Участники переговоров с уважением относятся к мнению друг друга, понимают высказываемые озабоченности. Есть, конечно, различия в подходах, но они не являются определяющими факторами, способными повлиять на общую атмосферу взаимоотношений между нашими странами.

Позиция Туркменистана в вопросе правового статуса Каспия очень взвешенная и ответственная, мы настроены на продолжение взаимодействия с партнерами в различных форматах с точки зрения конструктивного диалога, уважительности и равноправия. Здесь также уместно будет напомнить, что именно наша страна стала инициатором первого саммита прикаспийских стран, состоявшегося в Ашхабаде весной 2002 года.

Хотел бы особо подчеркнуть, что мы принципиально против придания каким-либо нерешенным вопросам на Каспии политической окраски. В частности, разграничение дна и недр Каспийского моря – это правовая проблема, которая должна решаться исключительно в правовом поле и в соответствии с международными нормами. Поэтому мы выносим ее за скобки наших отношений с прикаспийскими государствами, с каждым из которых у нас развивается активное и многоплановое сотрудничество в политической, экономической, культурной, гуманитарной сферах, в рамках перспективных проектов – транспортных, энергетических, в судостроении, в области морских перевозок, связи и коммуникаций. Это сотрудничество мы намерены только наращивать и расширять, оно отвечает общим интересам, открывает прекрасные возможности для прогресса и благополучия народов прикаспийских государств.

- Уважаемый господин Президент, развитию международного культурного сотрудничества Вы традиционно придаете особое значение. Как, на Ваш взгляд, оно развивается сегодня?

- Это естественно, что культура, являясь важнейшей частью общей истории человечества, занимает особое место в международных приоритетах Туркменистана. Культурное сотрудничество – это важнейший инструмент взаимопонимания между народами и государствами, один из самых эффективных способов выстроить отношения симпатии и дружбы, уважения и доверия между людьми, принадлежащими к разным этносам и конфессиям.

Считаю необходимым его развивать, с учетом современных реалий и запросов людей, развития информационных технологий, возникновения новых форм взаимодействия. Думаю, на этом сегодня нужно акцентировать внимание, сделать так, чтобы широкое международное сотрудничество шло в русле мировых тенденций, при этом, конечно, сохраняя самобытность и уникальность, присущие культуре каждого народа.

Сегодня культурное сотрудничество Туркменистана развивается именно в таком русле. Мы открыты для мира, открыты для широких контактов между представителями творческих профессий. В стране организуются международные фестивали с участием деятелей искусств со всего мира – причем не только на уровне уже признанных мастеров, но и молодежные, детские. Давайте вспомним, с каким успехом прошли они этим летом в «Авазе». Поощряя культурное сотрудничество, мы сегодня делаем большой вклад в будущее, создавая прочную основу для взаимопонимания между народами государств мира на десятилетия вперед.

© TURKMENISTAN.RU, 2017
Версия для печати